Новое на форуме

Тема Автор Ответов Дата Последний
Мини-Чат
    • Полужирный
    • Наклонный
    • Подчеркнутый
    • Зачеркнутый
    • |
    • Смайлы
    • Ссылка
    • Изображение
    • Вставка видео
    • Цвет текста
    • Цитата
    Статьи

    Может ли виртуальная реальность стать инструментом просветления?

    Разместил: МирРа от 4-12-2019, 06:27
    Может ли виртуальная реальность стать инструментом просветления?


    Я выросла на романах Филипа К. Дика и Уильяма Гибсона, и хотя мне совершенно не близок технократичный разговор про медитацию — хакни свой мозг и живи счастливо — я не могла не обратить внимание на то, как современные учителя медитации пытаются использовать новейшие технологии для пробуждения. Возможно, скоро у нас появится новый коан: “Обладает ли искусственный интеллект природой Будды”?

    Этот материал написан по следам нескольких статей, опубликованных в журналах MEL и Tricycle.

    Новые искуссные методы?

    Сегодня в Виртуальную Реальность (ВР) погружаются не только геймеры. При помощи программ ВР лечат фобии и ПТСР, учёные НАСА моделируют жизнь на Марсе, а младшие школьники в увлекательной форме изучают естественные науки и историю. Теперь на нее обратили внимание исследователи сознания и практики медитации. Их интересует один вопрос: может ли игра привести к просветлению? В 2017 году в Шанхае прошла вторая конференция “Буддизм и технологии”, участники которой уверены, что технологии Виртуальной Реальности (ВР) уже сегодня могут стать существенной поддержкой в практике медитации.

    “Моя идея заключается в том, чтобы дать человеку пережить временный опыт прекращения всех психических процессов и идентификации с ними”, — говорит Робин Арнотт, создатель игры SoundSelf.

    Надев шлем ВР игрок попадает в мир геометрических форм, которые контролируются его собственным голосом. В ответ на пение, бормотание, речь или начитывание мантры эти формы начинают развиваться, видоизменяться, двигаться, расти. Это создает совершенно психоделический эффект, но идея Арнотта в другом: поскольку ВР создает иллюзию полного погружения, он предлагает использовать эти формы для развития глубокого самадхи через концентрацию, аналогичного практикам визуализации в тибетском буддизме или джанам в традиции Тхеравады.

    “Весь этот проект вдохновлен моим опытом переживания тотального единства, когда я съел кислоту на фестивале Burning Man, — рассказывает Арнотт. — И я захотел создать игру для его повторения”. На данный момент Sound Self все еще находится в тестовом режиме после четырех лет разработки.

    Другая игра, представленная на конференции в Шанхае — Chakra, созданная Джейсоном Ашбаром, основателем сообщества разработчиков ВР Warm.ly. Chakra стимулирует лимбическую систему через движения тела. Когда игрок надевает шлем, он оказывается в мире, который двигается под музыку, а каждого игрока окружают маленькие драгоценные камни, до которых он может дотянуться и коснуться. “Когда игрок касается камня, выделяется определенное количество энергии, из которой можно творить вселенную”, — рассказывает Ашбар. — “Мы хотим создать такой процесс, который будет уравновешивать право- и левополушарную активность мозга, в результате чего человек будет попадать в состояние потока и глубокой медитации”.

    В это же самое время в Венисе (Калифорния) Дипак Чопра объединился с одной из самых известных компаний по разработке продуктов ВР Wevr, которая разрабатывала полностью интерактивную экспозицию TheBlu для Музея естественной истории в Лос-Анджелесе. В их совместной медитационной симуляции Finding Your True Self вам предложат на личном опыте пережить то, что происходило с Буддой в ночь его просветления под деревом Бодхи.

    “Это изменит мир! Я уверен, что ВР поможет мне объяснить всем и каждому то, что не устаю повторять последние 30 лет — мы все УЖЕ живем в симуляции”, — утверждает Чопра.

    С момента своего первого появления на шоу Опры Уинфри в начале 1990-х он написал более 80 книг на тему оздоровления, медитации и саморазвития, запустил несколько линий аюрведической продукции и даже снял несколько фильмов. Но теперь все его мысли захватила ВР.

    Говоря о том, что мы живем в симуляции, Чопра не имеет в виду, что мы, как это описывает Илон Маск, находимся внутри огромной симуляции, созданной сверхразумным Искуственным Интеллектом. По мнению Дипака симуляция создается в каждый момент времени нашим мозгом, в результате чего мы начинаем верить в существование дискретного “Я”, отделенного от изменчивого потока жизни вокруг нас.

    Он говорит, что “в тибетском буддизме всегда использовалась мощная красочная иконография для того, чтобы практикующим было легче визуализировать тонкие измерения бытия. Основная задача такой практики — обнаружить в итоге, что окружающий нас реальный мир не более реален, чем эти визуализируемые миры. (Вообще говоря, у Чопры не совсем верное понимание задач практики визуализации в тантре, но я сохранила его цитату без изменений. – прим. ПВ). Теперь, благодаря ВР, у людей может появиться возможность непосредстственно обнаружить, как наше сознание конструирует наше переживание реальности”.

    С одной стороны, и Робин Артнотт и Дипак Чопра не грешат против истины, когда говорят, что практикующие во все времени использовали различные инструменты для пробуждения. В ключевом тексте буддизма Тхеравады “Вишуддхи-марга (Путь очищения)” монахам предлагается использовать для практики концентрации и достижения джан цветные диски, которые называются касинами. Уже упоминавшийся тибетский буддизм также активно использует ритуальные изображения — тханки с мандалами и изображениями будд и боддхисатв.

    Но тем не менее многих практиков медитации смущает именно тотальная иммерсивность этого нового инструмента. Ниже вы можете прочитать транскрипт беседы, которая состоялась в Боулдере (Колорадо), где учитель тибетского буддизма, автор и энтузиаст ВР Эндрю Холечек объединился с доктором наук, нейробиологом и экспериментальным психологом Джорданом Куаглиа, чтобы исследовать возможности новой технологии для углубления практики медитации, а также ее «взрывной духовный потенциал». По мнению Холечека “эти новые инструменты могут и должны использоваться практикующими буддизм для духовных прозрений, роста и трансформации”.

    Не становится ли ВР слишком реальной?

    В 2017 году Куаглиа и Холечек подключили ряд современных мастеров и практиков медитации к исследованию в Лаборатории когнитивных и эмоциональных наук Университета Наропы, которой руководит Куаглиа, и результаты были опубликованы в 2018 году в статье “Виртуальные осознанные сновидения: предпосылки и последствия виртуальной осознанности во время виртуальной угрозы”.

    Участникам исследования демонстрировались ужасающие сценарии — такие как падение с мостика, висящего высоко над городом, — чтобы выяснить, как их понимание иллюзорной природы переживаний влияет на их уровень страха. Снимая устройства ВР, многие из участников отмечали возможности, открываемые симуляцией среды: от развития переживаний эмпатии и пустотности до прокачки йоги сновидений и практики бардо [промежуточное состояние между смертью и новым рождением], а также достижения нового уровня в практиках визуализации. «Они только об этом и говорят, — гворит Холечек. — Это такая важная штука».

    Однако там, где одни буддийские мыслители видят возможности, другие видят серьёзные знаки опасности. Зачем порождать дополнительные реальности, говорят они, если мы не можем разобраться даже в той, где живём сейчас? Что принесёт нам эта новая волна технологий: она действительно подарит нам прозрение в самих себя или же будет отвлекать и продлевать отождествление с нашими глубочайшими проблемами. Приведённая ниже беседа является отредактированной версией панельной дискуссии, прошедшей 8 июля 2018 г. на Фестивале буддийских фильмов и искусств в Боулдере, Колорадо между Холечеком, Куаглиа и критиком их инициативы, опытным учителем тибетского буддизма Элизабет Мэттис Намгьял.

    Эндрю Холечек (ЭХ): Как и любая другая технология, виртуальная реальность сама по себе нейтральна, и всё зависит от того, как она используется. Мне нравится представлять ВР как стволовую клетку. В зависимости от того, в какой среде она развивается, она может превратиться в опухоль или в новую здоровую ткань.

    Мы знаем, что ВР уже используют нездоровыми способами. С ней носятся индустрия развлечений и порнография, а Facebook недавно инвестировал в Oculus, одну из самых горячих технологических компаний в своей сфере, 2 миллиарда долларов.

    С педагогической точки зрения, виртуальной реальности есть что предложить. Если говорить о том, как мы усваиваем и запоминаем информацию, то, согласно исследователю образования Эдгару Дэйлу, мы запоминаем около 10% прочитанного, 20% услышанного, 30% увиденного и до 90% сделанного нами лично.

    Существует сильная взаимосвязь между виртуальной реальностью и осознанными сновидениями, то есть такими сновидениями, когда вы осознаёте свой сон. Одно из фундаментальных буддийских учений гласит, что наше переживание окружающего мира сопряжено с заблуждением, и чтобы изучить ночной кошмар, мы должны прямо посмотреть на заблуждение, которое находится внутри ещё большего заблуждения.

    В этих живых 3D-системах вы начинаете видеть подобную сновидению природу альтернативных реальностей и можете начать разрушать их. Как следствие, мы можем натренировать себя разовеществлять и эту реальность.

    Выражаясь языком йоги сновидений, практики, использующей время сна для духовного развития, вы можете привнести прозрения осознанных сновидений в свое основное заблуждение, в этот мир.

    Когда я впервые попробовал ВР, самый трансформирующий и устойчивый аспект эксперимента был связан с моментом, когда я снял очки. Я огляделся и подумал: «Ого, а тут отличное разрешение! У этого приложения просто потрясающий дизайн!» Когда вы снимаете очки, то осознаёте, насколько подсели на «изображение».

    Элизабет Мэттис Намгьял (ЭМН): Честно говоря, я новичок в теме ВР. Но в лаборатории [Института Наропы] мне показали несколько программ. На меня падал жутковатый клоун, в меня врезался автобус, кто-то бросался на меня со сверлом, и по всему моему телу ползали огромные пауки. В других программах я могла летать и творчески самовыражаться, рисуя в пространстве. Однако после этих симуляций у меня осталось ощущение, что мне пришлось просидеть в тесном аппарате для МРТ — настолько стерильным и мёртвым казался виртуальный мир. Можно говорить, что ВР сама по себе нейтральна и что у неё есть свои преимущества, однако эта технология вызывает тревогу.

    Когда я размышляю о соединении буддийской практики и виртуальной реальности, на ум приходят две вещи. Первое: ВР может быть инструментом для понимания ума и природы реальности, частым гостем за обеденным столом любого буддиста. Буддизм глубоко исследует феномены и пытается понять сознание, то, как оно проявляется, и что происходит, когда мы неправильно понимаем фундаментальную природу вещей.

    ВР создаёт и симулирует переживания, но зачем нам создавать дополнительные реальности, если нам, вообще-то, трудно найти здравый подход к самим себе, к своим семьям и к окружающей среде? С другой стороны, наши тела знают, как делать это совершенно естественно.

    Когда мы едим, мы знаем, как поглощать пищу, распределять питательные веществ и выводить отходы. Если же говорить о том, как мы обращаемся со своими переживаниями, мы не знаем, как принимать их, переваривать и отпускать.

    Действительно ли эти новые модальности так необходимы для исследования ума? Дхарма помогает нам тренировать ум, делая его надёжным инструментом, позволяющим нам проводить научные эксперименты от первого лица. Идея необходимости «внешних» инструментов — это очень западное явление, и оно вызывает множество проблем.

    Джордан Куаглиа (ДК): Когда фильм «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота» впервые показали в Париже в 1896 г., эта 45-секундная запись чуть не вызвала панику в кинотеатре. Зрители вскакивали со своих мест и убегали от поезда, который, как им казался, мчался в их сторону.

    На данный момент я видел, как сотни людей впервые экспериментируют с виртуальной реальностью, и не могу не вспомнить парижан 19-го века, ошеломлённых кажущейся реальностью виртуальной среды. Мы изучаем в лаборатории то, почему люди реагируют именно так, как они реагируют. Во многом их реакции связаны с тем, насколько им удаётся увидеть иллюзорность ситуации, находясь в ней, каким уровнем прозрения они обладают. Мы называем это виртуальной осознанностью по аналогии с осознанными сновидениями.

    Согласно нашим исследованиям, интеллектуального знания о том, что ваше переживание виртуально, недостаточно — вы должны быть в состоянии перевести это осознание на язык тела. Одна из самых больших возможностей, предлагаемых ВР, это безопасное иллюзорное пространство для исследования нашего диапазона реакций на ситуации и того, что мы на них проецируем.

    В рамках нашего исследования мы просили людей проехать на виртуальном лифте, пройти по доске, висящей в воздухе на уровне 80-го этажа, шагнуть с неё и обрушиться вниз (см. видео ниже). Когда мы смотрим в лицо своим самым большим страхам, будь то боязнь высоты, змей или публичных выступлений, мы можем таким образом снять слои, вызывающие дополнительные страдания. Прибывает новый поезд, но он ещё не остановился на станции. От того, как и почему мы решаем сесть на этот поезд, будет зависеть, принесёт технология коллективную пользу или вред.

    ЭХ: Должен пояснить, что я сам не инвестировал в Oculus Rift. Я бы предпочёл, чтобы ВР не было, но она есть. Если говорить в духе буддизма, который я изучаю и практикую, в основном ваджраяны и тантрического буддизма, во всём обязательно присутствует алхимическое качество: чем сильнее яд, тем больше его лекарственный потенциал. У нас есть выбор. Если мы сможем использовать эти инструменты в педагогических и духовных целях, мы по крайней мере сделаем их чем-то ещё, помимо очередного оружия массового отвлечения.

    Вообще-то всё больше людей говорят о виртуальной реальности как о мощной форме виртуального эмбодимента. Просто надев очки, вы можете увидеть мир глазами другого человека и побыть на его месте, и поэтому исследователи объявляют ВР «машиной эмпатии».

    Например «Облака над Сидрой» — первый фильм, снятый в технологии ВР и показанный в 2015 г. на Мировом экономическом форуме в Давосе, Швейцария, благодаря которому мировые лидеры увидели мир глазами 12-летней сирийской девочки, живущей в лагере для беженцев в Иордании.

    Виртуальная реальность заточена под то, чтобы люди «присутствовали» в переживании ВР. Мне кажется, мы могли бы обсудить то, как это технологическое понимание «присутствия» соотносится с буддийским.

    ЭМН: Не надо далеко ходить, чтобы увидеть, как легко люди отвлекаются от настоящего мгновения. Просто вспомните, как мы обращаемся со своими сотовыми телефонами, телевизорами и всеми остальными современными технологиями. Для меня присутствие идёт рука об руку с воплощённостью, и я имею в виду не только физическую воплощённость. Я говорю о чувстве связи с природой взаимозависимого происхождения, которое является одном из центральных принципов учений Будды.

    На рассвете после своего пробуждения Будда сказал: «Поскольку есть это, существует то; из возникновения этого возникает то; если этого нет, не существует и то; прекращается это, прекращается и то». Так в «Пратитьясамутпада-сутре» Будда учит взаимозависимому происхождению. Это может звучать таинственно, но, в целом, Будда просто говорит, что всё взаимосвязано.

    Возьмём, например, три ветки. Они отличаются по размеру, толщине и назначению — но это различие возникает лишь потому, что они соотносятся друг с другом. Обладают ли эти ветки неизменно присущими им характеристиками? Или же их назначение и возможности зависят от контекста? С точки зрения Дхармы, всё всегда относительно и зависит от контекста.

    Воплощённость — это не только обладание телом; это знание о том, кто вы есть внутри великой природы бесконечных случайностей. Вы не можете быть очень важными, ведь вы — лишь маленькая частичка в огромной чувствительной системе. Однако вы не можете быть и ничтожными, поскольку всё опирается на всё остальное, и поэтому важно всё, что вы думаете и говорите. То, что вы не прыгаете с моста, действительно важно.

    Подключение к устройству ВР — это герметически запакованное, ограничивающее ментальное переживание. Не стоит надеяться, что вы станете частью этой прекрасной, сложной и динамичной системы, подключившись к машине.

    ДК: Термин «присутствие» используется в исследованиях ВР иначе, чем в созерцательных традициях. Для ВР присутствие — это широкий зонтичный термин, в значительной степени толкавший вперёд развитие технологии. Это цель убедить вас, что вы находитесь в другом месте. Этот смысл совершенно противоположен тому, который мы, как правило, вкладываем в слово «присутствие» в буддизме — там это максимально полное чувство именно того, где вы есть в настоящий момент.

    Традиции мудрости добавляют к присутствию императив: практикующие тренируются отличать то, что реально, от того, что иллюзорно, работают над тем, чтобы ощущать контакт со всем безграничным пространством взаимозависимости, и стремятся видеть сквозь проявления мира феноменов. Я видел многих духовных практикующих, получавших удовольствие от виртуальных путешествий, но даже самые продвинутые практикующие медитацию были физически ошеломлены присутствием, которое обнаружили в этих виртуальных мирах. Технология породила то, что можно назвать иллюзией не-медитации, когда, по крайней мере на несколько мгновений, мы забываем, что на нас очки ВР.

    ЭХ: То, что мы делаем в виртуальной среде, может иметь очень важное применение в реальном мире. Нам следует ввести на эту траекторию немного мудрости, поскольку рак уже развивается. Это неизведанная территория, и мы только сажаем семена.

    ЭМН: «Сутра сердца» заканчивается одной из самых популярных мантр в буддизме махаяны: ОМ ГАТЕ ГАТЕ ПАРАГАТЕ ПАРАСАМГАТЕ БОДХИ СВАХА или «Ушёл, ушёл, ушёл за пределы, полностью ушёл за пределы». Этот стих не призывает нас судить о том, что реально, а что нет. Буддийские учения, подобные этому, бросают нам вызов выйти за пределы этой системы, поэтому, хотя и прекрасно, что люди находят ВР полезной для углубления своего осознавания, мы практикуем Дхарму, чтобы в конечном счёты «уйти за пределы» двойственных представлений о том, что мы воспринимаем, как о «реальном» или «виртуально реальном».

    Участники беседы:

    Эндрю Холечек: автор, духовный учитель и гуманист. Его работы посвящены медитации, йоге сновидений, смерти и буддизму.




    Элизабет Мэттис Намгьял: изучает и практикует Дхарму более 30 лет под руководством своего учителя и мужа Дзигара Конгтрула Ринпоче. Она автор книг «Сила открытого вопроса» (The Power of an Open Question, 2010) и «Логика веры» (The Logic of Faith, 2018), а также ведущая ретритов в ретритном центре Лонгчен Джигме Самтен Линг в южном Колорадо.




    Джордан Куаглиа, доктор наук: нейробиолог и экспериментальный психолог, руководитель Лаборатории когнитивных и эмоциональных наук в Университете Наропы.



    Источник: https://www.aum.news/meditatsiya/6531-mozhet-li-virtual-naya-real-nost-stat-instrumentom-prosvetleniya

    Теги: виртуальная реальность просветление

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии:

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.